Храм св. Троицы в Серебряниках.

Пятница, 25.05.2018, 06:14

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2018 » Март » 29 » «ЧУЖУЮ БОЛЬ ОН ПРИНИМАЛ В СВОЕ СЕРДЦЕ» Памяти архимандрита Модеста (Потапова)
23:17
«ЧУЖУЮ БОЛЬ ОН ПРИНИМАЛ В СВОЕ СЕРДЦЕ» Памяти архимандрита Модеста (Потапова)

 

Марина Чижова

Миша Приблажны

В Павло-Очаково – хуторе Азовского района Ростовской области – жили родители Михаила Потапова (в будущем архимандрита Модеста). Его отец Харитон Потапов был портным и славился своим мастерством на всю округу. Мать Михаила Анна, которая была младше своего супруга на 16 лет, работала прислугой. Известно, что родители мальчика были людьми духовными и всем сердцем преданными Богу. Миша был младшим ребенком в их семье. Он появился на свет 20 ноября 1926 года, в канун праздника Архистратига Михаила, в честь которого и получил свое имя.

Еще с раннего детства Миша полюбил службу и храм. Он знал много церковных песнопений, которые разучивал с матерью дома, имел прекрасный голос. Поститься он тоже начал рано – по его же воспоминаниям, с пяти лет. Дома вместо обычных игр он делал себе подобие кадила и, подражая виденному в церкви, кадил все вокруг. Когда безбожники взорвали Свято-Никольский храм в их селе, мальчик, обливаясь слезами, носил домой оставшиеся от него камни и хранил их, как самую дорогую святыню в жизни.

Дети, учившиеся с Мишей в одной школе, также заметили необычность этого ребенка, который уже тогда был «не от мира сего», за что и прозвали его Приблажным. Но в то же время они уважали его и старались не обижать, чувствуя в нем какую-то необъяснимую внутреннюю силу.

Благословение старицы

Затем последовала воинская служба, которую Михаилу Потапову довелось проводить в уделе Божьей Матери – Грузии. Здесь он прослужил поваром три года. В 1947-м году, после армии, Миша поступает в Азовское морское училище на специальность радиста. Уже тогда он испытал на себе преследования и притеснения за свои религиозные взгляды со стороны руководства: директор училища даже хотел его отчислить. Но с Божией помощью он смог окончить учебу и получить работу радиста на Азовском рыбокомбинате, где проработал целых 17 лет.

Михаил вовсе не думал тогда о женитьбе, но все же, уступив уговорам родителей, которые сами нашли ему невесту, женился. Однако пара не прожила совместно и одного месяца – они быстро разошлись. Уже тогда Михаил понял, что семейная жизнь не для него. Однако родители настаивали на женитьбе и даже подыскали ему другую невесту. Тогда молодой человек заявил им, что поедет за советом к блаженной старице в Ставрополь, и так, как она скажет, он и поступит. Старица не благословила его обзаводиться семьей, и на этом вопрос был решен.

Духовные наставники

В это время Михаил Потапов очень полюбил паломнические поездки: как только появлялась такая возможность, он спешил посетить какое-либо святое место. Он побывал тогда и в Почаеве, и во Псково-Печерском монастыре, Киево-Печерской лавре, Глинской пустыни, Троице-Сергиевой лавре. В последней из названных обителей он познакомился со своим первым духовным наставником – схиархимандритом Иоанном (Масловым). Сам отец Иоанн был воспитанником Глинских старцев и отличался исключительной духовной мудростью и опытом. Однако, провидя в Михаиле будущего великого подвижника, позже он отправил его под непосредственное духовное руководство к последним Глинским старцам, находившимся тогда в Тбилиси. Так молодой человек вновь оказался в Святой Иверии – том месте, где он некогда проходил воинскую службу.

 

В то время в Тбилиси, при храме в честь благоверного князя Александра Невского, образовался настоящий цветник Глинского старчества. Его представителями были митрополит Тетрицкайройский Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Андроник (Лукаш) и схиархимандрит Виталий (Сидоренко). Двое первых уже прославлены в лике святых. Под непосредственное руководство митрополита Зиновия (в схиме Серафима) и был отправлен с письмом от отца Иоанна Михаил Потапов. После смерти владыки Зиновия его духовником станет отец Виталий (Сидоренко).

«Быть тебе священником»

 

Тогда Михаил еще работал на рыбокомбинате. Однако со временем ему все сложнее становилось совмещать свое открытое вероисповедание с мирской работой. В то время за всеми, кто посещал храм, следили люди из КГБ и докладывали руководству. Из-за этого Михаилу часто приходилось выслушивать от своего начальства жалобы, угрозы, а порой и открытый шантаж. Случалось, что ему без объяснений снижали зарплату.

 

После одного из таких неприятных разговоров, когда Михаилу в категорической форме запретили ходить в церковь, он не знал, как поступить, поскольку не пойти на Рождественскую службу он не мог. И тогда племянница предложила ему переодеться женщиной, чтобы его никто не узнал. Так всю службу он промолился в пуховом платке, но зато не был никем узнан. Таким образом Михаилу Потапову удалось избежать очередных неприятностей на работе.

Однако со временем ему все же пришлось делать выбор, поскольку начальство не хотело иметь проблем с высшим руководством из-за своего сотрудника. Для Михаила этот выбор был очевиден, можно сказать, он был к нему давно готов. Однако, привыкнув все делать по послушанию, за советом он поехал к митрополиту Зиновию: тот благословил уходить с работы.

Следует упомянуть, что за несколько лет до увольнения схиархимандрит Виталий (Сидоренко) предсказал Михаилу его путь: подарив ему ризу с кадилом, он сказал: «Быть тебе священником». Уже тогда все было ясно. Впрочем, исполнились эти слова не сразу.

После ухода с работы Михаил стал прислуживать алтарником в храме Георгия Победоносца в с. Кулешовке Азовского района, куда ходил и раньше, еще работая на рыбокомбинате. Со временем настоятель храма назначил его на новую должность – регента. Иногда Михаил приезжал также петь в Ростовский кафедральный собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Здесь он обратил на себя внимание архиепископа Ростовского и Новочеркасского Иоасафа (Овсянникова), который приблизил его к себе. 22 апреля 1976 года сам владыка рукоположил Михаила во диакона, а на праздник Успения Божьей Матери в том же году – во иерея.

Покровский храм в Шахтах

Первым местом, где отцу Михаилу довелось нести свое пастырское служение, стал Свято-Покровский храм города Шахты под Ростовом. Тогда это был еще даже не храм, а молитвенный дом – простая деревянная изба с иконами, к тому же находящаяся в жутком, полуразрушенном состоянии. Даже в большие праздники на службу сюда приходило всего несколько человек. От этого больше всего разрывалось сердце батюшки, обильными слезами пришлось вымаливать ему свой приход. Всякому новому прихожанину он радовался, как малое дитя. «Вот еще одна людочка пришла», – говорил отец Михаил при виде такого человека. Каждого он примечал и обогревал своей любовью.

И постепенно людей приходило все больше, храм стал обустраиваться, несмотря на то, что время для этого было весьма неблагоприятное. Правда, при этом пришлось пойти на хитрость: кирпичные стены храма выкладывали изнутри, чтобы никто не узнал и не мог помешать. А потом разобрали деревянные стены, и взору предстал уютный каменный храм. Со временем появились и другие постройки... Конечно, все эти действия не могло не вызвать бурю негодования у местных властей. Ими даже была вызвана специальная комиссия из Москвы. Однако, по молитвам настоятеля, ничего противозаконного комиссия не обнаружила. Впрочем, все это не прошло для отца Михаила без последствий – у него тогда сильно пошатнулось здоровье, и с тех пор частые сердечные приступы, боли в сердце стали постоянными спутниками его жизни.

Постриг и благословение на отчитки

 

 

В 1985-м году митрополит Зиновий (Мажуга) постриг отца Михаила в монахи с именем в честь святителя Модеста Иерусалимского. Известно, что после этого владыка сказал: «На отце Модесте всё мое и закончилось». Восприемником при постриге стал отец Виталий, под руководство которого и передал свое духовное чадо владыка Зиновий. На тот момент отцу Модесту исполнилось уже 59 лет, он прошел хорошую духовную школу. Владыка Зиновий и отец Виталий благословили его на особый, крайне редкий вид служения – проводить отчитки над больными и бесноватыми. Отец Модест искренне чувствовал свое недостоинство нести такое послушание (новое имя Модест, в переводе означающее «скромный», вполне соответствовало его душевному устроению) и если бы не было на это благословения великих старцев, никогда бы за него не взялся.

Настоятель собора в Новочеркасске

В 1982-м году, после владыки Иоасафа, митрополитом Ростовским и Новочеркасским стал Владимир (Сабодан), которому впоследствии суждено было стать Предстоятелем Украинской Православной Церкви. В 1986-м году, вскоре после пострига, он возвел отца Модест в сан игумена, а затем перевел настоятелем в Вознесенский собор города Новочеркасска, столицы донского казачества.

На новый и трудный подвиг был призван игумен Модест. Вознесенский собор, как и большинство храмов в то время, находился в ветхом, крайне заброшенном состоянии. И вновь полились драгоценные слезы отца Модеста ко престолу Божию, как некогда он оплакивал в детстве каждый камешек разрушенного храма в родном селе. Но эти слезы не были напрасными: за три года служения в Новочеркасске игумену Модесту удалось совершить почти невероятное по тем временам. Он не только привел в порядок верхний храм, перекрыл крышу, но и восстановил нижний храм, и даже установил звонницу. Подобно своему небесному покровителю Модесту Иерусалимскому, которому довелось восстанавливать христианские святыни из руин, батюшке на каждом месте своего служения тоже много пришлось трудиться в возрождении разрушенных храмов и обителей.

Дар умилительных слез

Отец Модест имел удивительный и редкий дар слез. Со слезами на глазах он служил, плакал во время проповедей, обливался слезами из-за чужого горя. Его необычный дар заметили уже давно, еще когда он приезжал молодым рабочим рыбокомбината к старцам в Тбилиси, одна схимонахиня назвала его «самым плаксивым» за то, что он становился в сторонке в храме и всю службу плакал.

Каждого человека отец Модест принимал в свое сердце, его боль он воспринимал как свою, плакал о чужих скорбях, как о собственных. И Господь подавал утешения, зачастую совершая чудеса по молитвам батюшки. Люди называли его за это «наш светильничек», «молитвенничек», а он тоже обращался к ним всегда не менее ласково: «людочки».

Отчитки игумен Модест всегда совершал индивидуально, он никогда не читал заклинательных молитв, а молился об исцелении болящих. С каждым он старался подольше поговорить, узнать его скорбь, беду. О каждом болело его и без того слабое сердце.

Свято-Иверский монастырь

В 1991-м году в Ростове началось восстановление Свято-Иверского монастыря, основанного еще в 1903-м году. Сюда-то и был переведен отец Модест в качестве духовника и настоятеля обители. К тому времени он уже имел сан архимандрита. Вновь с полной самоотдачей приступил пастырь к новому послушанию. В первую очередь он заботился о духовном воспитании сестер монастыря, стараясь передать и насадить в монастыре дух Глинского старчества. Потянулись сюда и новые прихожане, очевидно, привлеченные необычайной силой молитвы батюшки. Сам отец Модест вел себя очень просто и старался за этой простотой скрывать все свои духовные дары. Однако самый главный дар – любовь к людям – он скрыть не мог.

 

Одна женщина рассказывала, что как-то она пришла после работы с опозданием на службу. Тогда батюшка совершал постриг, храм был переполнен, и эта женщина нашла себе место только возле двери. Неожиданно одна из сестер подошла к ней и сказала, что отец Модест велел передать этой женщине, чтобы она присела, иначе от усталости может упасть в обморок. Такова была удивительная забота батюшки о своей пастве, о каждой вверенной ему «людочке»!

В Иверском монастыре архимандрит Модест прослужил тоже около трех лет. За это время он помог сестрам обители стать духовно на ноги, обрести крепкую опору в их трудном деле спасения, а также изрядно потрудился и во внешнем благоустройстве монастыря.

«Меня держит молитва»

 

Но главным батюшка считал все же не строительные работы. Больше всего на свете он любил церковную службу. «Я службист, я люблю службу, я живу службой», – говорил он о себе. И эта любовь к службе передавалась от него другим людям, его необычайной силы молитвенный дух заставлял так же истово молиться и остальных.

 

Архимандрит Модест никогда ничего не сокращал в богослужении. Когда он молился в храме, то всего себя отдавал службе, голос его всегда звучал звонко. Братия порой удивлялась, как он, такой больной, всегда оживал на службе, откуда-то брались силы, а по храму он словно летал – был такой легкий. Сам батюшка говорил, что за свои службы ему отвечать пред Господом не придется, за это он не боялся – настолько всего себя он им отдавал.

Мужской монастырь в Старочеркасске

В 1994-м году последовал новый перевод – теперь архимандриту Модесту предстояло основывать Свято-Донской мужской монастырь в Старочеркасске. Со смирением он взялся за новое дело, которое нужно было начинать практически с нуля. В ту пору ему исполнилось уже 68 лет.

Пожалуй, ни над одним храмом не пролил отец Модест столько слез, сколько над храмом в честь Донской иконы Божьей Матери. Он был не просто заброшен и разрушен, но и осквернен – внутри, во святая святых, в алтаре, сделали настоящую свалку. Уцелевшие стены были исписаны хульными надписями. Вновь защемило сердце молитвенника земли Ростовской. Сколько сил и усердия понадобилось, чтобы воздвигнуть храм из руин! Временно братии, состоявшей из семи человек, довелось служить в арендованном у местных властей Воскресенском соборе, который служил тогда «объектом культуры», использовался в качестве музея, и службы там не велись.

Условия, в которых жила братия, были невыносимыми. По состоянию здоровья архимандрит Модест (к его болезням добавился еще сахарный диабет) вынужден был жить в Ростове и приезжать в Старочеркасск для управления монастырем и проведения в нем служб, духовного окормления братии. Около двух лет понадобилось для того, чтобы привести Донской храм в состояние, пригодное для богослужения. Нужно понимать, что в те времена все стройки стояли, достать какие-либо средства и материал было невозможно, тем более что власти были открыто антицерковно настроены. Но вот храм был восстановлен – иначе как чудом это назвать было нельзя.

Однако сразу же затем полилась целая волна клеветы, негодования и несправедливой критики не только в адрес самого монастыря, но и лично в адрес отца Модеста. Писались всевозможные заказные статьи, закрывались двери кабинетов перед братией монастыря. Когда же монахи взялись за строительство братского корпуса, приехал сам министр культуры и грозился сравнять все с землей бульдозером. Архимандрит Модест спокойно ответил ему, что пусть приезжают бульдозеры, но тогда сам настоятель ляжет под них. Министр уехал в тот раз ни с чем, а через месяц он лишился своей должности – такова была сила молитвы батюшки.

Однако на этом неприятности для насельников обители не окончились. Власти тогда активно принялись воскрешать древние «фольклорные традиции», и площадку для народных гуляний перенесли прямо на территорию монастыря. Трудно было в таких условиях молиться монахам. В тот сложный период у отца Модеста уже готовы были опуститься руки. Думали даже о том, чтобы найти другое место для монастыря. Но в тот самый момент один из послушников и рассказал настоятелю о необычном старце Зосиме (Сокуре) из села Никольское под Донецком (Украина).

Никольский старец Зосима

Сразу же, как только архимандрит Модест узнал о прозорливом Никольском старце, он вместе с братией поехал к нему за советом. А отец Зосима будто их только и ждал – так обрадовался. Он наказал братиям ни в коем случае не отступать от своего. «Будет у вас монастырь!» – утешил батюшка. И, ко всеобщей радости и удивлению, подарил старинное напрестольное Евангелие, которое, судя по надписи, еще до революции находилось в том самом Воскресенском соборе Старочеркасска, где они служили литургию. Это так ободрило и вдохновило монахов, что больше в благополучном исходе дела никто не сомневался. И действительно, спустя несколько месяцев народные гуляния на территории монастыря сами собой прекратились, так что братия смогла спокойно предаваться молитве, вести восстановительные работы в храме.

 

Это была отнюдь не последняя поездка монахов Старочеркасского монастыря к Никольскому старцу. Отныне на долгие годы их связала крепкая дружба, и по любому вопросу, в любой трудной ситуации архимандрит Модест брал кого-то из своих «птенцов», а то и всю братию, и ехал к отцу Зосиме. Старец подолгу беседовал с каждым из них, давал советы, наставлял. В самом же отце Модесте он сразу же, еще при первой встрече, узнал великого и необычайного старца. Поэтому и сам схиархимандрит Зосима несказанно радовался и ждал встречи с ним – это общение взаимно обогащало двух старцев. «Мне общение с отцом Модестом Господь послал для утешения и укрепления», – говорил Никольский батюшка. А братиям Свято-Донского монастыря он однажды сказал: «Какой у вас старец, какой у вас старец! Вы даже не понимаете. Пока он с вами, вы за его молитвами как за каменной стеной. А вот когда его не станет, тогда будут в монастыре и нестроения». И действительно, эти слова со временем оправдали себя.

Удивительно, как два эти подвижника удивительным образом чувствовали друг друга, причем связь эта не прервалась и после смерти. Известно, что перед своей кончиной отец Зосима говорил близким чадам: «Недолго уже буду с вами: ко мне приходит отец Модест и зовет меня домой».

Последние дни земной жизниВ 2001-м году архимандрит Модест

отпраздновал сразу несколько юбилеев: свое 75-летие, 25 лет пастырского служения; годом раньше он отметил 15-летие монашеского пострига. Обычно он не придерживался традиции отмечать свои юбилеи, но в этот раз сделал исключение и несколько раз собирал за одним столом всю свою паству, очевидно, желая с ней попрощаться. Он предчувствовал и свою смерть, знал он также, что умрет в больнице, предсказывал это. Накануне архимандрит Модест посетил Иверский монастырь, побывал у отца Сергия (Наливако) – своего духовного сына, который начинал строительство Троицкого собора. Батюшка предсказал, что собор будет очень красивый, и построит его отец Сергий за три года. «Жаль, что я его не увижу», – добавил с сожалением отец Модест. Предсказал он, что будет здесь и мужской монастырь.

 

Это случилось 8-го марта 2002 года. После утренних молитв батюшка упал на колени перед монахом, который молился с ним, стал слезно просить у него прощения. Затем выбежал на улицу и так же, со слезами на глазах, упав на колени, стал вопиять о прощении к Богу и Богородице. К нему подбежали монахи, и выяснилось, что батюшке очень плохо. Его отвезли в больницу: это был инфаркт. Спустя два дня архимандриту Модесту стало немного лучше, но 12-го числа инфаркт повторился, и вылечить его уже не смогли.

Утром 14 марта 2002 года, после Причастия, отец Модест с молитвой на устах, тихо и спокойно, словно уснул, отошел ко Господу. Похоронили его 16 числа за алтарем Свято-Донского храма. Несколько тысяч людей пришло попрощаться с любимым батюшкой. Все знали и чувствовали, что перед ними лежит праведник, святой – на душе был покой. «Приходите ко мне на могилку. Если заслужу благодать у Господа, то буду помогать вам», – говорил незадолго до смерти архимандрит Модест. И эту помощь многие просят и получают по молитве на могилке батюшки и сегодня.

Краткие наставления архимандрита Модеста

Если мы не любим своих близких, мы не христиане: по сему узнают, что вы мои ученики, если будете любить друг друга (ср. Ин. 15, 17), – говорит Спаситель. Любовь же даже и не мыслит зла, а всем и всегда желает только блага.

Вот вы приходите в храм и все себе здоровья просите, а покойнички ждут ваших молитв. Людочки, в первую очередь покойничков вспомните, а потом уже и о себе подумайте.

Что не по послушанию – пользы не принесет.

Молись, как дитя. Вот как дитё лепечет перед своей матерью, так и вы перед Господом – в простоте сердца.

Можно сказать только три раза: «Господи, помилуй» – и это будет намного сильнее и чище, чем все правило, прочитанное механически… Главное – старайтесь никогда не забывать Бога, никогда не забывать о Боге. Что бы вы ни делали, где бы ни были, а в мыслях, в сердце своем всегда держите мысль о Боге – и вы всегда будете с Богом…

За каждую пропущенную буквочку дадим ответ Богу, смотрите: никогда ничего не пропускайте [о службе].

Когда хоронят близких, вы скорбите, соседей – вы скорбите, когда даже на улице увидите похоронную процессию, вы остановитесь, поклонитесь и посочувствуете. А когда погребение Господа нашего Иисуса Христа или Пресвятой Богородицы, вы не приходите в храм Божий, а бежите на рынок и по магазинам. Людочки, пока сердечко ваше бьется, пока ножечки ваши ходят – бросайте все и бегите в храм Божий, когда выносят Плащаницу и совершают погребение Господа или Матери Божией.

 

Марина Чижова

 

28 марта 2018 г.

Просмотров: 11 | Добавил: zvon | Рейтинг: 0.0/0

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Март 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0