Храм св. Троицы в Серебряниках.

Воскресенье, 19.08.2018, 22:27

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2018 » Июнь » 29 » ШАГ К БОГУ Памяти монахини Иулиании (Анастасии Рахлиной)
22:29
ШАГ К БОГУ Памяти монахини Иулиании (Анастасии Рахлиной)

 

 

 

 

Сегодня, в 9-й день преставления ко Господу монахини Иулиании, до пострига Анастасии Рахлиной, свою прихожанку и коллегу вспоминают близко знавшие ее люди.

«Она была преисполнена радостью общения с людьми
и хотела делиться ею со всеми»

Протоиерей Иоанн Каледа, и.о. настоятеля храма Живоначальной Троицы на Грязех:

 

— С матерью Иулианией мы познакомились лет 10 назад, когда она стала прихожанкой нашего храма. Тогда еще Настя стала ходить ко мне на исповедь, она была очень внимательна к своей внутренней жизни.

 

Года три назад мы вместе стали работать над житием очень почитаемого в нашей общине преподобного Давида Гареджийского. В России этот грузинский святой был мало известен. Мы решили издать о нем книгу. Настя сразу предложила включить в нее и современные случаи его благодатной помощи. В нашем храме есть частица его мощей. Обычно тех, кто приходил благодарить святого за помощь или исцеления, я просил написать о том, что произошло. Настя потом очень деликатно редактировала записи: пусть там что-то и было несколько коряво изложено, но важно было сохранить живое свидетельство непосредственного участника события.

Я знал, что Настя — редактор. Некогда она работала в глянцевых журналах и очень тяготилась этим, но к тому времени, как мы задумали издать что-то о преподобном Давиде, она уже была редактором портала Православие.Ru и с радостью окунулась в работу над книгой о святом. Сама постоянно подстегивала работу:

— Батюшка, ну, давайте! Еще немножко! Сколько времени труд лежит, а мы никак не завершим его...

Благодаря ее настойчивости мы действительно довели эту работу до конца. Осталось только отнести в Издательский совет, чтобы получить гриф.

Вместе с Настей мы готовили доклады и для научных чтений в музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева «Россия-Грузия. Диалог культур».

В нашем храме всем запомнилась выставка фотографий Царской семьи, которую Настя организовала в одном из приделов. Сами снимки подбирал отец Игнатий (Шестаков), работавший на Православии.Ru. Он их уже показывал в МГИМО, а потом они просто лежали в редакции, и в одной из бесед с Настей он обмолвился, что можно было их где-то и еще представить... Настя тут же позвонила мне:

— Батюшка, было бы очень хорошо сделать выставку фотографий Царской семьи в нашем храме!

Всем, чтобы было связано с выставкой, Настя занималась сама. Смогла привлечь внимание общественности. Люди действительно шли и шли, заинтересованные тем, как она о выставке рассказывала.

Настя со многими работала, у многих брала интервью. У меня сложилось такое ощущение, что все, с кем она общалась, становились ей как-то близки. Владыка Феофилакт, архиепископ Пятигорский и Черкесский, это подтвердил в своем слове в ее память на Православии.Ru, оно так и называлось: «Я потерял друга».

 

Она действительно, помню, постоянно придет и рассказывает: «Познакомилась с владыкой Архангельским Даниилом. Какой это замечательный человек!» Расскажет про митрополита, начнет говорить про его викария, и опять: «Какой глубокий собеседник...» и т. д. Она была преисполнена радостью общения с людьми и хотела делиться ею со всеми.

 

Сейчас я уже смотрел некоторые материалы о ней, мне попался ее рассказ о том, как, встретив Александра Башлачева, она одномоментно приняла его. Так же непосредственно просто она принимала всех. Со всеми, о ком она писала, у нее складывались по-человечески теплые отношения. Если бы она не чувствовала человека, она не смогла бы про него написать, однако ее дар чувствовать людей простирался далее опыта знакомства...

Помню, как по итогам вечера памяти, посвященного 20-летию преставления ко Господу моего отца — протоиерея Глеба Каледы, Настя написала статью на Православии.Ru «Смысл жизни». После публикации мне позвонил мой младший брат Василий, который в нашей семье заведует архивом отца Глеба и всеми изданиями. Он был потрясен и сказал:

— Вот человек, который ни разу в жизни отца Глеба не видел, но написал о нем лучший материал!

Когда встал вопрос о постриге Насти, никто не знал, какое имя она получит, — возможно, даже постригавший ее владыка Феофилакт. Перед самым постригом я спросил у него об имени и напомнил, что мы с Настей в последнее время работали над книгой о преподобном Давиде Гареджийском, и он бы мог стать небесным покровителем потрудившейся в его память...

— Я пока еще сам не знаю, — ответил о выборе имени владыка Феофилакт (бывает, что Господь открывает Свою волю в самый момент наречения имени).

Постриг совершался 3 января, когда отмечается память и древней святой преподобной Иулиании, и нашей соотечественницы — благоверной княгини-мученицы Иулиании Вяземской, Новоторжской, которая, кстати, покровительствует монашествующим в миру.

И даже когда Владыка произнес имя, мы еще не знали, в честь какой святой.

Только уже в конце, при отпусте, это стало понятно — и я возрадовался! Небесная покровительница моей родной сестры — игумении Зачатьевского монастыря матушки Иулиании — взяла под свой покров и мою новопостриженную прихожанку! Я сразу же смог пересказать новопостриженной житие святой.

 

Сестра эту новость тоже восприняла с радостью, передала достаточно редкую икону святой Иулиании Вяземской и акафист. Потом в Зачатьевском монастыре усиленно молились о матери Иулиании.

 

Постриг для нее отнюдь не был проявлением последней надежды отчаявшегося — нет, это был ее глубоко осознанный шаг к Богу.

Перед смертью матушка Иулиания очень страдала. Я приходил ее исповедовать, причащать. «Я устала, болит…», — вот, что она разве что и могла сказать. А так, чтобы жаловаться, роптать: «Какая страшная болезнь, за что?» — такого не было. Она все принимала как должное. Искренне каялась. Когда она только узнала, что заболела раком, сразу же сказала: «Это в связи с тем-то». Стала вновь перебирать свою жизнь, спрашивала:

— Батюшка, я не знаю, глубоко ли я в этом покаялась или просто в свое время коснулась, упомянув. Я хочу, чтобы вы точно знали, что было, без всяких прикрас.

Так и говорила, ничего не утаивая и никоим образом не ища себе оправдания.

Конечно, надо сказать, что в последние месяцы она думала не о себе, а о маме и сыне.

Наша последняя встреча с матерью Иулианией произошла накануне праздника Святой Троицы. Как всегда, она встретила меня с большой радостью — думаю, как и каждого священника, который приходил исповедовать и причащать ее.

Это человек, который со всеми примирился, всех простил и, очистив себя, подготовил к вечности. В день отдания своего любимого праздника Святой Троицы мать Иулиания отошла ко Господу.


«Душа Насти успокоиться могла только в Боге»

Монах Рафаил (Попов), коллега по работе на сайте Православие.Ru:

 

— Я благодарен Богу за то, что Он свел меня по жизни с замечательным человеком — монахиней Иулианией, до пострига Анастасией Рахлиной. Она была очень горячим человеком, правдоискателем, — этим, может быть, и объясняется ее чрезвычайно богатый жизненный опыт. Как журналист Настя была человеком весьма разносторонне развитым, но тем поразительнее, насколько бескомпромиссно она сосредоточилась на том, что «одно только нужно» (Лк.10: 42), — как говорит Господь о Своем Слове.

 

Когда мы познакомились, Настя постоянно читала Библию, святых отцов, жития святых. Евангелие она читала по-церковнославянски. Лично для меня она стала примером человека, который пытается постичь Бога, полюбить Господа всем своим сердцем.

Из писаний святых отцов мы знаем, что монашеский постриг принимают те, у кого есть сердечное расположение познавать Бога более, нежели отдаваться суете быстротечных будней. Бог сразу же отзывается на этот зов человеческого сердца и призывает его в Свою армию. Монашествующих, к чину которых присоединилась мать Иулиания, часто и называют воинством Христовым. Говорят, человека можно постригать именно тогда, когда у него началась внутренняя борьба со своим ветхим человеком, со грехом. А Настя была борцом по своей внутренней натуре — воевала за правду, и Господь ей открыл, в чем заключается самая главная брань в этом мире.

Каждый из нас, взирая на пример матери Иулиании, может почувствовать этот собирающийся спектр красок ее жизни в единый цельноустремленный вектор — к Богу. Ее путь к монашеству закономерен для тех, кто знал ее близко.

Если в миру она искала правду, то уверовав, с таким же пылом возжелала Истины. А это синоним Самого Господа (см. Ин. 14: 6). Каждый человек хочет в своей жизни достичь чего-то такого глобального, стремится к какой-то полноте опыта. Кто-то хочет быть счастливым, другой — свободным, третий — любимым, четвертому надо, чтобы вокруг все было гармонично, пятому подавай справедливость... С точки зрения духовной, все эти понятия — собственно Имена Бога: только в Господе все наши самые высокие чаяния обретают свое исполнение и запредельную этой жизни перспективу, где нет смерти и нет конца.

«Алчущая и жаждущая правды» (Мф. 5: 6) душа Насти успокоиться могла только в Боге. Потому что только Бог по-настоящему свободен, только Господь истинно справедлив, только Христос есть Сама Любовь, только Он — подлинное счастье и блаженство.

 

Подготовила Ольга Орлова

 

10 июня 2018 г.

Просмотров: 27 | Добавил: zvon | Рейтинг: 0.0/0

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0