Храм св. Троицы в Серебряниках.

Понедельник, 21.01.2019, 00:53

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2018 » Декабрь » 21 » В ТАШКЕНТЕ Рассказы протоиерея Владимира Тимакова
20:57
В ТАШКЕНТЕ Рассказы протоиерея Владимира Тимакова

 

Мы продолжаем публиковать воспоминания одного из старейших клириков нашей Церкви, настоятеля храма свв. Зосимы и Савватия в Гольяново, протоиерея Владимира Тимакова. С 14-летнего возраста Володя Тимаков принял послушание иподиакона и личного келейника Преосвященного Кирилла (Поспелова), назначенного вскоре после войны и своего десятилетнего заключения в Ташкентскую епархию. На примере этого выдающегося Архипастыря юный Владимир не только возрастал духовно, но и приобретал ценнейший жизненный опыт, столь необходимый в тяжелейшую пору существования Церкви Христовой в условиях нетерпимого к религии атеистического государства. Сегодняшний рассказ вновь возвращает нас в Ташкент, в Среднеазиатскую епархию, где, помимо открытых гонений на Церковь со стороны властей, верным чадам Церкви приходилось «выдерживать оборону» и от лже-братий в рясах, которые тайно сотрудничали с гонителями и осуществляли скрытый надзор за священнослужителями и прихожанами. Одним из таких «агентов власти» был работавший на два лагеря протоиерей Брицкий, несколько раз упоминаемый отцом Владимиром Тимаковым в предыдущем своем рассказе.

Итак, мы вновь в послевоенном Ташкенте...

 

– О Ташкенте мне хотелось бы повспоминать еще – и не столько, пожалуй, о владыке Кирилле (Поспелове), сколько о различных жизненных обстоятельствах и личностях, которые с этими обстоятельствами были связаны.

 

В Ташкенте в 1930-е годы пребывали в ссылке такие известнейшие иерархи нашей Церкви, как митрополит Арсений (Стадницкий) и архиепископ Никандр (Феноменов). Оба они были затем похоронены на Александро-Невском городском кладбище.

Что же касается протоиерея Брицкого, о котором я уже много рассказывал, я видел его впоследствии в Ташкенте, уже в почтенном возрасте: он все еще оставался там, по-видимому, несгибаемым, каким-то «лаконичным» и достаточно твердым. Многие свои черты он унаследовал, по всей вероятности, от нашей высшей церковной знати, он очень им подражал.

В то время был в Ташкенте настоятелем крохотной часовенки – настолько маленького здания, что там можно было лишь престол поставить – протоиерей Александр Щербов. Это практически было все, только престол, там даже повернуться было буквально негде! А еще был другой храм в Ташкенте – тоже часовенка, но без алтаря. Маленькая, но можно было туда утолкать до 150 человек, хотя, как я уже сказал, алтаря там не было. Настоятелем там был протоиерей Брицкий.

Положение этого второго храма было очень выгодным: паперть во много ступеней и широченная аллея, длиною чуть ли не в полкилометра, – метров 400 уж точно. А кругом красивое кладбище, где можно было вполне свободно расположиться православному люду.

Но, хотя первый храм был и небольшим, на службах вся эта церковка полностью наполнялась народом. И его настоятель, протоиерей Александр Щербов, был заслуженным протоиереем. Это был умнейший и достойнейший человек, которому, как я считаю, вполне полагались в качестве награды несколько крестов, по его заслугам... Близ него был отец Венедикт – священник с семинарским образованием.

И вот, они там вдвоем иногда служили. И служба у них шла так, что явно было заметно отличие: где собрались православные, а где – обновленцы.

Митрополит Арсений (Стадницкий) и архиепископ Никандр (Феноменов)

 

 

Впоследствии я узнал, что еще до войны в Ташкент прислали отбывать ссылку Преосвященного митрополита Арсения (Стадницкого). И одновременно с этим тут же оказался и архиепископ Никандр (Феноменов): в 1930-е годы он управлял Ташкентской епархией. И получилось так, что ни митрополиту Арсению, ни архиепископу Никандру в то время в Ташкенте не было даже просто где главу приклонить!..

Я сказал о настоятеле крохотного храма, отце Александре Щербове. У него была в городе какая-то комната, небольшая келлия, которую я сам не видел, но, по его собственным словам, это была какая-то совершенно небольшая комнатушка. В ней стояла кровать, около кровати – небольшое место, еще тумбочка маленькая, чтобы на ней что-то можно было приготовить...

И вот, приехали в Ташкент эти митрополиты. А один из них, Арсений (Стадницкий), кстати сказать, был некогда кандидатом в Патриархи. И даже не третьим, а вторым кандидатом в Патриархи, после Антония (Храповицкого). Выбрали тогда митрополита Тихона (Белавина), который прошел по жребию, а по численности голосов кандидатуры распределялись так: Антоний (Храповицкий), Арсений (Стадницкий) и Тихон (Белавин).

Когда владыки прибыли в ссылку, у них не было тут никакого угла

И вот, когда владыки прибыли в ссылку, у них не было тут никакого угла.

Тогда протоиерей Александр Щербов с любовью распростер им свои объятия и говорит: «Что у меня есть – могу вам предложить... Постель, конечно, не Бог весть какая, но придется вам, двум митрополитам, на нее и водрузиться! А я около ваших ног, здесь вот, на полу, буду сидеть». Так они и жили какое-то время...

– Отец Владимир, а что это была за ссылка? Ссылка с «поражением в правах»?..

– Чисто юридических моментов я тогда, по глупости своей, не понимал. Да никто мне, наверное, и не мог тогда объяснить. Но я такого и вопроса в то время и не задавал...

– А служить они имели право?

– Конечно, они все время служили, в том-то и суть – что они все время в этой часовенке небольшой служили! И хотя, как я уже говорил, внутри нее только престол размещался, служба там была великолепная, и весь православный народ был у них! Не около Брицкого, а у них! Хотя этот Брицкий и был такой «заправила», какого только можно себе представить!..

Кстати, там же, в Ташкенте, какое-то время пребывал и Лука (Войно-Ясенецкий): сначала ведь он был профессором, потом какое-то время – женатым священником. И, конечно, всем им пришлось претерпеть от Брицкого по полной программе!..

– Но каким образом? Как он поставил себя в такое положение?

– Для того чтобы делать пакости, разве нужно какое-то особое положение? А какие это были пакости, что он тогда творил, об этом у меня и выпытывать сейчас нечего, потому что я был глупым подростком. Сейчас-то, конечно, я вник бы во все, а тогда – только принимал к сведению те или иные факты и не раздумывал над ними особенно.

 

Я, например, просто знаю, что и архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) там был, именно поэтому он и осведомлен был великолепнейшим образом о положении дел на Ташкентской кафедре, и он уж знал Брицкого не просто «вдоль и поперек», но и, как говорится, «наперекосяк». Я уже прошлый раз рассказывал вам ранее, почему у него такая на Брицкого была реакция...

 

Случилось же однажды так, что отец Александр Щербов заболел. Ведь все это время он спал на полу, может быть, и простудился... Тогда два митрополита проявили свою власть: уложили его на кровать, а сами улеглись на полу.

Об этом выдающемся случае я слышал из уст самого отца Александра. Владыки не стали слушать никаких его возражений и сами за ним ухаживали. Ранее он за ними ухаживал, а тут они за ним стали ухаживать в его болезни! Этот момент, я считаю, очень интересен...

И оба этих митрополита были впоследствии похоронены как раз возле этой самой часовенки: помню, в мое время там были две их могилки.

Там ли они сейчас, перевезли ли их, мне не у кого узнать, потому что моя последняя связь с Ташкентом закончилась. Не очень давно скончался протоиерей Леонид Кузьминов, который служил в храме на Преображенском кладбище: это была последняя нить, связывающая меня с Ташкентом. У меня уже никого нет, к кому бы я мог обратиться. Раньше я хотя бы через него что-то узнавал (у него были связи там, а может быть, даже и родственники), а теперь все оборвано.

Так что эти митрополиты были похоронены возле той самой часовенки, в которой они литургисали. Причем, хотя Арсений (Стадницкий) и был на Соборе кандидатом в Патриархи, правящим архиереем был Никандр (Феноменов). Насколько мне рассказывали, их общение проходило в подлинной любви, просто в необыкновенной любви.

Этот эпизод из истории сам по себе интересен, но ведь я думаю сейчас, что при желании его можно как-то раскрутить и узнать много нового, наверное, и не только об этих фактах. Но все равно я рад лично рассказать обо всем этом, именно как о некоей достоверности.

 

 

– Нам тем более сегодня это интересно, потому что мы знаем о том, что митрополит Арсений (Стадницкий) был некогда духовным наставником Святейшего Патриарха Алексия I (Симанского).

– Точно, именно так: это были учитель и ученик, причем существует и опубликована сейчас и их переписка великолепнейшая. Патриарх Алексий (Симанский) был необыкновенным почитателем митрополита Арсения (Стадницкого). Он во всем ему отчитывался, на все испрашивал и советов его, и благословения, буквально на все!

http://www.pravoslavie.ru/117715.html

 
Просмотров: 6 | Добавил: zvon | Рейтинг: 0.0/0

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0